Что означают и к чему могут привести выводы Прокурора Международного уголовного суда (МУС, он же Гаагский трибунал) о том, что в Крыму осуществлена "оккупация", а на Донбассе происходит в том числе "международный вооруженный конфликт между Украиной и Российской Федерацией". 

Опубликованный 14 ноября 2016 года отчет Прокурора Международного уголовного суда (МУС, он же Гаагский трибунал) Фату Бенсуды констатирует несколько важных для Украины юридических фактов.

Прокурор Международного уголовного суда  Фату Бенсуда 

В отчете отмечается, что сотрудники Канцелярии Прокурора изучили фактические обстоятельства событий и Майдане Независимости, ситуации в Крыму и на востоке Украины и на основе находящихся в открытом доступе сообщений и сведений, полученных Канцелярией Прокурора. Они предварительно установили, что предполагаемые преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда, были совершены как в Крыму, так и на востоке страны.

Относительно событий на Майдане Прокурор на данном этапе пришла к выводу, что там имели место случаи серьезного нарушения прав человека, не обязательно представляющие собой преступления по международному праву. Однако и этот вывод может быть пересмотрен ввиду новых сведений, которые могут поступить в распоряжение Прокурора в будущем.

В свою очередь, выводы и по ситуации в Крыму, и по ситуации на востоке Украины дают надежду на то, что расследование имеет перспективу вылиться в уголовное преследование конкретных лиц. В соответствии с международным правом, Прокурор пришла к однозначному выводу, что в Крыму происходит международный вооруженный конфликт между Украиной и Российской Федерацией.

Следует отметить, что официальный перевод Отчета на русский язык, опубликованный на официальном сайте МУС, содержит отдельные терминологические неточности. Так, в абзаце 158 текста Отчета на русском языке указано, что «ситуация на территории Крыма и Севастополя равнозначна международному вооруженному конфликту между Украиной и Российской Федерацией». Однако в официальном английском тексте – а оригинальным является именно этот текст, – используется термин «amounts to», что означает не «приравнивается», а «достигает уровня», «представляет собой».

Таким образом, по мнению Прокурора МУС, ситуация в Крыму по состоянию уже на 26 февраля 2014 года «представляла собой» международный вооруженный конфликт между Украиной и Российской Федерации – и этот вывод полностью соответствует действующему международному праву, в частности, статье 2, общей для Женевских конвенций 1949 года.

В свою очередь, по мнению Прокурора, начиная с 18 марта 2014 года, Российская Федерация оккупирует полуостров. Российская Федерация продолжает отрицать факт оккупации, ссылаясь на результаты «референдума», состоявшегося 16 марта 2016 года. Однако теперь и Прокурор МУС – вслед за Парламентской Ассамблеей Совета Европы – недвусмысленно назвала присутствие РФ в Крыму оккупацией. В соответствии с международным правом, оккупация имеет место тогда, когда вооруженные силы иностранного государства осуществляют фактический контроль на территории (или части территории) оккупируемого государства. Данная ситуация в Крыму налицо.

Прокурор рассматривает фактические обстоятельства ситуации в Крыму на предмет совершения пяти категорий преступлений: преследование крымских татар; убийства и похищения людей; жестокое обращение; аресты и нарушение права на справедливое судебное разбирательство; принуждение к службе в вооруженных силах Российской Федерации. По завершении предварительного расследования подозрения и обвинения в совершении данных преступлений будут предъявлены подлежащим установлению гражданам Российской Федерации – государства, оккупирующего Крымский полуостров.

Судьи после сложения присяги в Международном уголовном суде в Гааге Фото: EPA/UPG

Судьи после сложения присяги в Международном уголовном суде в Гааге

Что касается Донбасса, то там в настоящее время по сути происходят, по мнению Прокурора, два вооруженных конфликта.

Начиная, как минимум, с 30 апреля 2014 года интенсивность «вооруженных действий между силами украинского правительства и антиправительственными вооруженными элементами в восточной Украине достигла уровня, который влечет за собой применение права вооруженных конфликтов» – то есть, между правительством и антиправительственными вооруженными группами начался вооруженный конфликт немеждународного характера.

В свою очередь, «самое позднее с 14 июля 2014 г. одновременно с существованием немеждународного вооруженного конфликта» на востоке Украины происходит и международный вооруженный конфликт между Украиной и Российской Федерацией.

Притом, что круг преступлений по международному праву, подпадающих под юрисдикцию Суда, различается в международных и немеждународных вооруженных конфликтах (см. статью 8 Римского статута МУС). Прокурор на данном этапе изучает обстоятельства совершения предполагаемых преступлений, которые криминализируются в вооруженных конфликтах обоих типов: убийства; разрушения гражданских объектов; неправомерное заключение под стражу; насильственные исчезновения людей; пытки и жестокое обращение; сексуальные и гендерные преступления. По завершении предварительного расследования подозрения и обвинения в совершении данных преступлений могут быть предъявлены как гражданам Украины (членам правительственных вооруженных сил и антиправительственных вооруженных групп), так и гражданам Российской Федерации.

Павел Губарев с боевиками на месте проишествия 

Павел Губарев с боевиками на месте проишествия

Следует подчеркнуть особо, что Украина, предоставив Международному уголовному суду юрисдикцию, дала Прокурору возможность расследовать преступные деяния не только граждан Российской Федерации в Крыму и Донбассе, но и аналогичные собственных граждан. На мой взгляд, это свидетельствует о решимости Украины создать условия для действительно беспристрастного установления фактов, независимо от гражданской принадлежности субъектов преступлений, и наиболее эффективного привлечения виновных к ответственности. Нет сомнения в том, что Россия будет препятствовать привлечению ее граждан к уголовной ответственности – и для преодоления такого противодействия Украине будет необходима солидарность государств – участников Римского статута.

В свою очередь, Украина должна будет добросовестно сотрудничать с Судом и не «покрывать» собственных граждан, которым Прокурор может предъявить обвинения в будущем, какую сторону в конфликте они бы ни представляли. Международное правосудие будет эффективным только при условии его беспристрастности. В свою очередь, международное правосудие должно явиться одним из факторов восстановления мирной жизни в Украине – и потому оно должно осуществиться.