На что жалуются депутаты при зарплате в 400 тысяч рублей

Два депутата Госдумы возмутились затянувшимся пленарным заседанием: из-за рассмотрения бюджета работу продлили на два часа — до 20:00. Парламентариев также смущали спертый воздух и плохое освещение в зале заседаний. 

Депутатам прекрасного пола пора домой, кормить мужей, заявила ближе к вечеру 7 декабря глава комитета по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнева (КПРФ). Ее поддержала коллега по партии Вера Ганзя, которая заметила, что помещение не предназначено для такой продолжительной работы. Позже она добавила, что от многочисленных законопроектов «мозг плавится», и потому надо пересматривать регламент.

На коммунисток обрушились с критикой. Если кому-то тяжело, всегда можно сдать мандат, подчеркнул вице-спикер нижней палаты Сергей Неверов. В комитете по регламенту и организации работы Думы женщинам-депутатам посоветовали научить мужей варить щи, чтобы они кормились ужинами самостоятельно. Да и вообще — за напряженную работу предусмотрена достойная компенсация, напомнил глава комитета Александр Курдюмов. «Если бы у депутата, допустим, зарплата маленькая была, еще можно было бы что-то говорить», — заявил он.

Зарплата у депутатов действительно необидная: почти 384 тысячи рублей в месяц. Но многим народным избранникам, похоже, приходится работать за эти деньги в сложных условиях. Так на что жалуются бывшие и нынешние обитатели Госдумы?

На «отвратительный» буфет

«В правительстве кормят лучше, чем у нас, в Совете Федерации тоже», — утверждала депутат прошлого созыва Надежда Герасимова. Жалобы на столовку поступали от парламентариев постоянно, отмечала она. Недовольство вызывали не только высокие цены (в 2012-м пообедать в ГД можно было за 150-200 рублей), но и размеры порций.

Особенно жестко критикуют думский общепит после сдачи мандата. «У меня очень крепкий желудок, но там все залито майонезом, поэтому я не перевариваю. Я старался либо из дома что-то брать с собой, либо куда-то выйти. И так делает подавляющее большинство, я вам скажу. Буфет там отвратительный», — делился депутат Денис Вороненков.

После худо-бедного обеда депутатам приходилось подниматься в залы и кабинеты пешком: из-за роста посещаемости в здании на Охотном Ряду переполнены лифты. Пользоваться лестницей пришлось и представителям кабинета министров — министру спорта Павлу Колобкову и его заместителю, рассказывал глава думского комитета по спорту Михаил Дегтярев.

На тесноту и тарелки

Депутатам не хватает места не только в лифтах, но и в собственных кабинетах. «Особенно когда принимать людей приходится, когда приезжают какие-то иностранные делегации, скажем так, немного даже стыдно за державу, что депутат Госдумы находится в таких условиях», — признавался Денис Вороненков. Он состоял в комитете по безопасности и противодействию коррупции в прошлом созыве, но не получил в нем руководящей должности, поэтому ему полагался стандартный кабинет в 18 квадратных метров.

Ко всему прочему, оставляла желать лучшего посуда («Гостям стыдно показывать») и экология на производстве.

В прошлом году лидер ЛДПР Владимир Жириновский направил спикеру шестого созыва Сергею Нарышкину письмо, в котором пожаловался на отравленный формальдегидом воздух в кабинете. До этого он требовал вынести из здания Госдумы все панели из ДСП — источника формальдегида, из-за которого сам Жириновский, по его признанию, становится особенно раздражительным.

На неудобные самолеты

Тяготы подстерегают и за стенами Госдумы. Каждый месяц на целую неделю депутаты выезжают в избравшие их регионы. Парламентарии, представляющие отдаленные субъекты, жалуются, что за семь дней сложно привыкнуть к разнице часовых поясов.

«Встал в четыре утра, лег спать в семь вечера, как пенсионер», — сетовал Иван Абрамов, который избрался в Думу от Амурского округа. Чтобы проще адаптироваться к разнице во времени, депутаты даже пьют специальные препараты, делился справоросс Федот Тумусов.

Ждать самолетов тоже не очень удобно. Два года назад избранникам перестали оплачивать из бюджета залы для официальных лиц и делегаций (ЗОЛД) в российских аэропортах. «ЗОЛД — это норма, предусмотренная законом о статусе депутата. И это в определенной мере было нарушение», — отмечал член комитета по регламенту и организации работы Думы Владимир Поздняков. Он подчеркивал, что члены Совфеда все это время продолжали пользоваться положенной им по закону привилегией. Ее вернули депутатам в ноябре.

На привязку к стулу

«Депутат должен сидеть привязанный к стулу и только нажимать [на кнопки]. Все остальное его не касается», — так увидел работу Думы после введения дисциплинирующих норм лидер коммунистов Геннадий Зюганов. Его беспокоило, что не останется времени выполнять наказы избирателей и проводить встречи на местах

Депутаты Госдумы Вера Ганзя и Михаил Моисеев фотографируются после пленарного заседания

Частично с ним согласился представитель конкурирующей фракции: единоросс Евгений Федоров полагает, что из-за изменений в регламенте снижается творческий потенциал Госдумы. С тех пор как начали жестко контролировать посещаемость, у депутатов не остается времени, чтобы проявить себя в других форматах — например, на круглых столах с экспертами. А ведь раньше творческая работа парламентариев заключалась «в тысячах совещаний по текстам законопроектов», отмечал политик.

У Федорова действительно насыщенная повестка за стенами нижней палаты парламента. Депутата часто упоминают как лидера Народно-освободительного движения, которое видит своей задачей «освобождение Российской Федерации от колониальной зависимости США».

На дефицит праздников

В ноябре стало известно, что народные избранники лишились новогоднего корпоратива. Отмена капустника расстроила певца Иосифа Кобзона, работающего в Думе почти десять лет. По его мнению, праздники в зале заседаний и совместная подготовка творческих номеров сближали парламентариев.

С ним согласилась экс-депутат и оперная певица Мария Максакова, не раз выступавшая на корпоративах в дуэте со спикером Сергеем Нарышкиным. За капустник вступились даже в комитете по регламенту. «Есть служебные отношения, а есть коллектив. Он строится на неформальном общении», — осторожно заметил депутат Владимир Поздняков.

На ближнего своего

Помимо давки в столовой и лифтах, повышение дисциплины привело к тому, что число желающих выступить на заседании увеличилось в разы. «Некоторые депутаты пользуются этим, они как дементоры — по каждому вопросу выступают», — жаловался на коллег перешедший из питерского в федеральный парламент Виталий Милонов. По его мнению, речи многих избранников бессодержательны, полны саморекламы, а иногда и «просто фантастичны»: «Но нет, все равно нужно говорить полдня».

Депутат Госдумы прошлого созыва Роман Худяков сетовал на травлю со стороны бывших однопартийцев: на двери его рабочего кабинета появилась надпись «Иуда» — после того, как он решил покинуть ряды ЛДПР. Но больше коллеги его не беспокоят: в новую Думу он не переизбрался.

Екатерина Кориненко