Есть, конечно. Но они совсем другие. Например, за воровство там сажают за решетку, а не награждают орденами. А вот распила много, очень много. И полезно сравнить американский коррупционный распил с российским.

Итак, как происходит американский распил?

 Вот член парламента, назовём его условно Росшепер Нант, проталкивает закон о постройке магистрального шоссе в своём городе N (или моста, или арборетума, или 20 F-35). Строчка вписывается в бюджет, часто в обмен на услуги, которые Нант оказал или потом окажет другим конгрессменам. 


Например, вставляя подобные строчки для их округов, может через год, или еще что-то другое. Бюджет — открытый документ, и все видят — Росшепер вставил.

Этому городишке не к чему такое шоссе, и все это знают, это "сало" (pork) — коррупция и распил госсредств по-американски. Шоссе строится и каждый получает своё: местные фирмы — отличные заказы, жители — рабочие места, муниципальные власти — налоги со всего этого, Росшепер — переизбрание в Конгресс.

Эти строительные фирмы еще сделают и немалые денежные вклады в его избирательный фонд, даже лоббистов для него купят. И весь округ получает великолепное шоссе, слишком роскошное, но уж какое вышло.

Это четкий пример лоббизма — подкупа, совершаемого СОВЕРШЕННО открыто. Росшепер говорит жителям "Я выбью для вас эту жирненькую дорогу (мост, институт, заказ на F-35), а вы уже меня, сиротинушку, переизберите", а жители говорят — "Валяй, мы тебе еще и бесплатное пиво будем наливать по всему округу". Это "распил по-американски".

Русский распил

А по-русски? Деятель заходит в кабинет к Лицу, и говорит — Дай-ка я построю магистральное шоссе в городишке N (или мост, или газопровод, или чего угодно). И Деятель, и Лицо знают — эти шоссе/мост/газопровод там 100 лет еще не нужны, а уж на цену, заявленную Деятелем, лучше не смотреть, чтобы инфаркта не было. Но проект одобряется в тайне.

Деятель ворует 80% средств, выделенных Лицом, и строит какое-то поганое у***е.

Жители округа не получают хорошую работу — работают таджики. Власти не получают налогов.

А то, что называется, шоссе, смоет следующим осенним дождем. И хорошо, что смоет, Деятель его теперь может "ремонтировать".

И ничего нет. Никто ничего не получает. Да, Лицо получает несколько тортов с кремом. "Торт" — это миллион долларов, а "торт с кремом" — миллион долларов, уже выведенный в западные банки.

Видите разницу?

— При коррупции по-американски — все происходит ОТКРЫТО и ГЛАСНО. Все знают Нант продвигает это, а его за это переизберут. В русском варианте мы даже никогда не можем узнать, а что за фирма выиграла, а почему конкурса не было, а почему она с Кипра. Всё покрыто мраком.

— При коррупции по-американски — создаются реальные ценности. Возможно ненужные, избыточные, непрактичные, неприоритетные. Но реальные. По реальным ценам, с реальной работой, и деньги уходят на зарплаты и на умеренные прибыли, а не в банки за границу.

— При коррупции по-американски — выигрывает от этой коррупции много людей, хотя и в разной степени, но все же много, практически все. При коррупции по-русски — очень трудно узнать даже, кто это Лицо и кто Деятель.

Известно, что гигантские бюджеты растворяются в синей дымке.

Но нет ничего, и бенефицианты неизвестны.