Пожилая женщина выбирает овощи в супермаркете в Дмитрове

Каждый третий россиянин хотел бы получать социальную помощь в виде бесплатных продуктов питания. Четверть жителей страны говорят, что они очень в этом нуждаются.


Такие результаты опросов представил Всероссийский центр изучения общественного мнения. Другие исследования, в которых проводилось сравнение ситуации в России и на Украине (ведущих между собой необъявленную войну), показывают, что нищеты в этих странах боится практически одинаковое количество респондентов: 39% россиян и 37% украинцев. Несмотря на заявления российских политиков, заверяющих, что ситуация в стране стабилизируется (а на Украине, как говорит Кремль, ухудшается), в последние годы число людей, испытывающих такие страхи в России, увеличивается, а на Украине уменьшается. «В этом нет ничего удивительного, ведь размер реальных доходов снижается третий год подряд», — объясняет один из московских экономических экспертов.


Хотя российская пропаганда изображает Киев символом нищеты, на Днепре за последний год размер реальных доходов населения вырос на 7,3%, а в России снизился на 6,5%. Впервые за долгие годы украинский ВВП начал расти (2% в 2016 году), в то время как российский, по данным Центрального банка России, упал на 0,4%. В отличие от украинцев россияне все чаще боятся роста цен (63%) и безработицы (45%). Жители Украины разделяют эти опасения (51% и 36% соответственно), однако, там число таких людей за последние два года уменьшилось, тогда как в России выросло.


Между тем российские политики придерживаются линии официального оптимизма. Премьер-министр Дмитрий Медведев заявил в понедельник на форуме инвесторов в Сочи: «Положение на рынке труда стабильное. Мы с безработицей справились». Уровень безработицы держится на рекордно низком уровне, и этот факт, как отметил один московский журналист, стал «предметом гордости для чиновников разного уровня». Между тем владельцы российских кадровых агентств предупреждают, что «в ближайшие годы можно ожидать резкого скачка безработицы из-за падения спроса на неквалифицированную рабочую силу». Эксперты по социальным вопросам, в свою очередь, указывают, что среди четырех с лишним миллионов людей, которые не могут найти работу, становится все больше «хронических безработных», то есть тех, кто не работает больше года.


Финансовые эксперты сообщают, что за последние полгода на 10% выросло количество людей, которые могут объявить себя банкротами (российский закон позволяет делать это гражданам, чей долг превышает 500 тысяч рублей, а выплаты по нему просрочены более чем на три месяца).


В сложившейся ситуации больше трети россиян поддержали идею введения «электронных продовольственных сертификатов». Вместо прежних «карточек на мясо» граждане с самыми низкими доходами смогут получить нечто вроде платежной карты: социальные службы каждый месяц будут переводить на нее деньги, за которые можно будет купить продукты питания (только скоропортящуюся продукцию отечественного производства). «Продукты длительного хранения мы включать сюда не хотим, чтобы люди не потратили все на водку», — объяснял один из московских чиновников.


Никто, однако, не знает, скольким людям требуется такая помощь, и во сколько обойдется эта программа. Министерство промышленности и торговли предполагает, что примерно в 15-16 миллионов. При этом во всей стране около 22 миллионов россиян живут за чертой бедности, а 5 миллионов человек получают минимальную заплату.


«Никакие карточки вводить не следует. Производители продуктов питания начнут конфликтовать, постараются продать испорченные продукты или вынудить людей делать покупки только у них», — предостерегает председатель петербургского комитета по социальной политике Александр Ржаненков, опираясь на собственный опыт. В Петербурге на 4 600 000 жителей приходится 3 500 000 человек, которые пользуются разного рода социальной помощью.