Глава Союза комитета солдатских матерей обвинила Минобороны в подлости

Глава Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова заявила, что Министерство обороны совершает подлость, утверждая, что плененный украинскими силовиками в Луганской области Виктор Агеев не проходил военную службу по контракту в российских вооруженных силах.

«Военнопленный имеет статус: он имеет право на защиту, на переписку, на контакт с Красным Крестом, на то, чтобы его обменяли. А просто наемник не имеет никаких прав. И украинцы имеют право по международному закону просто расстрелять его и все. Вот в чем подлость»

Мельникова подчеркнула, что до украинского конфликта российская сторона никогда не отказывалась от своих военнослужащих. Теперь эта практика, по ее словам, достаточно распространена.

«Самое подлое, что делает сейчас Россия в лице своего Министерства обороны и военных прокуроров, – это отказ от своих военнослужащих. Мы работаем 29-й год. Ни в одной войне, ни в Афгане, нигде, не было такого, чтобы государство отказывалось от своих военнослужащих. А сейчас это сплошь и рядом», – отметила она.

Комитету солдатских матерей не доверяют

Мельникова посетовала, что неизвестно, сколько на территории Украины было захвачено военнопленных, так как их родственники не обращаются в Комитет солдатских матерей.

«Семьи наших военнослужащих не обращаются за помощью. Не понимаю почему. То ли они боятся, то ли их как-то чем-то подкупают, то ли им наплевать на своих родных. И родители, и жены, к сожалению, ведут себя в этом отношении безответственно», – сказала она.

СКСМ и КСМ – в чем разница?

СКСМ был создан в 1998 году на базе Комитета солдатских матерей России, появившегося еще в 1989-м. Мельникова в свое время была пресс-секретарем КСМ, но ушла из него, создав СКСМ и став его ответственным секретарем. В отличие от КСМ, которым руководит Флера Салиховская, организация Мельниковой не имеет даже работающего сайта.

При этом с финансированием у СКСМ вроде бы все в порядке: в 2013 году Союз получил 1,2 млн рублей из федерального фонда поддержки НКО России, а как минимум до весны 2014 года СКСМ получал финансирование от Национального фонда США за демократию и Государственного департамента США в размере от $50 тыс. до 60 тыс. за год.

За получение иностранного финансирования некоторые региональные правозащитные организации, входящие в СКСМ, признаны судами выполняющими функции иностранного агента. Так, в августе 2014 года Минюст России внес в «черный список» НКО «Солдатские матери Санкт-Петербурга». Правда, год спустя из этого списка организации удалось удалиться.