Особняк Кшесинской: как балерина боролась с большевиками

В марте 1917 года большевики заняли дом балерины Матильды Кшесинской, которая была фавориткой Николая II в 1892—1894 годах. Шикарный особняк, в предыдущее десятилетие служивший центром светской и культурной жизни империи, стал штабом соратников Ленина.

Источник: РИА "Новости"

Коллектив петербургских историков и музейщиков подготовил книгу «1917 год. Вокруг Зимнего», в которой описывается революционный Петроград. Эта книга — своего рода «реконструкция исторической реальности, “ожившая” карта фатальных событий», пишут авторы. 12 глав издания посвящены событиям, происходившим в различных местах Петрограда — Зимнем дворце, Петропавловской крепости, Смольном, Мариинском и Таврическом дворцах, на Марсовом поле, крейсере «Аврора».

Русская служба Би-би-си пересказывает отрывок из книги, посвященный борьбе балерины Матильды Кшесинской за свой особняк, который был занят большевиками в марте 1917 года.

Дворец в стиле модерн

В апреле 1904 года дворянин Александр Коллинг приобрел в Петербурге участок земли «общим размером квадратных 730 сажен» на пересечении Кронверкского проспекта и Большой Дворянской улицы (сейчас — улица Куйбышева).

Через год стало известно, что Коллинг — всего лишь посредник.

Источник: РИА "Новости"

Официальное право собственности на участок перешло к прима-балерине Мариинского театра Матильде Кшесинской — одной из самых состоятельных женщин Российской империи. По неизвестным причинам она «не желала огласить себя покупщиком этого имущества» сразу же после сделки.

За два года на участке было возведено здание в стиле модерн. Проект разработал академик архитектуры Александр фон Гоген.

В последующее десятилетие дом Кшесинской стал одним из центров культурной жизни Российской империи. Петроградская публика часто называла роскошный особняк дворцом.

Здесь бывали актеры Александринского и Мариинского театров, звезды балета, в том числе Айседора Дункан, а также представители династии Романовых, с которой у Кшесинской были особые отношения.

Читайте также

«Ни для кого не являлась секретом ее близость к императорской семье — давний роман с наследником цесаревичем Николаем Александровичем, будущим императором Николаем II, и то, что она фактически была гражданской женой великого князя Андрея Владимировича [двоюродного брата Николая II]», — пишут авторы книги.

Именно эти отношения стали причиной анонимных угроз, которые побудили балерину с сыном фактически бежать из собственного дома 27 февраля 1917 года (здесь и далее все даты по старому стилю). Она взяла с собой только ручной саквояж с драгоценностями.

В последующие дни в опустевшем здании побывала уйма людей — по Петрограду «гуляла» многотысячная толпа. Внутреннее убранство дома сильно пострадало от этих визитов.

В скором времени нижние этажи особняка заняли «броневики» — солдаты мастерских запасного автомобильного броневого дивизиона.

Большевики, которые нуждались в помещении для своего партийного аппарата, быстро нашли общий язык с солдатами. Петербургский и центральный комитеты РСДРП (б) переехали в здание 11 марта. С этого времени, как писала петроградская пресса, дом стал «главным штабом ленинцев».

Источник: РИА "Новости"

Сам Ленин вернулся из эмиграции в ночь на 4 апреля 1917 года и бывал в особняке Кшесинской почти каждый день в течение следующих трех месяцев. Отсюда он руководил деятельностью ЦК РСДРП (б), проводил заседания, принимал партийных лидеров и многочисленных посетителей.

Бедная Матильда

Балерина довольно быстро осмелела и решила вернуть себе дом. Она пыталась разговаривать с большевиками. Те общались вежливо, но освобождать помещение отказывались и откровенно иронизировали над «бедной» балериной. Кшесинская ходила по инстанциям.

Единственной помощью от «революционной демократии» стала резолюция исполкома Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. В документе говорится, что захват частной собственности недопустим. Петросовет призвал «броневиков» освободить здание.

Однако резолюция не помогла, как и требование прокурора вернуть здание владелице. В революционном Петрограде силу имели только решения, которые подкреплялись конкретной военной и политической силой. Министр юстиции Александр Керенский сказал балерине, что вернуть дом силой нельзя, так как это закончится кровопролитием и еще больше осложнит дело.

К тому же общественное мнение было явно не на стороне Кшесинской. Она была объектом слухов и насмешек.

Известна карикатура на Кшесинскую, нарисованная художником Николаем Ремизовым (подписывал свои карикатуры Ре-ми).

На рисунке, озаглавленном «Жертва нового строя», изображена балерина, лежащая на кровати. Подпись под рисунком гласит: «Матильда Кшесинкая: «Мои близкие отношения к старому правительству давались мне легко: оно состояло всего-навсего из одного человека. А что же я буду делать теперь, когда новое правительство — Совет рабочих и солдатских депутатов — состоит из 2000 человек?!».

Даже в среде либеральной интеллигенции было популярным мнение, что дом балерины должен стать общественным достоянием. Правда, через пару месяцев «ужасный Ленин и ленинцы» представлялись обывателям гораздо опаснее «царской фаворитки», пишут историки.

Фильм

Исчерпав почти все возможности, Кшесинская подала в суд на большевиков и их вождя Ленина. Партию в этом процессе защищал литовский революционер, юрист Мечислав Козловский. На суде 5 мая он заявил, что большевики чуть ли не спасли здание от уничтожения.

«[Революционные организации] заняли его тогда, когда оно было пустым, когда разбушевавшиеся массы уничтожали дворец Кшесинской, считая его гнездом контрреволюции, где сходились все нити, связывавшие с царским домом Кшесинкую, которая, по разумению масс, была если уж не членом царской семьи, то, по крайней мере, фавориткой свергнутого царя», — рассуждал на суде Козловский.

Адвокат истицы Владимир Хесин настаивал, что даже во время революции есть закон. В ответ на слова Козловского о разгневанной толпе и царской фаворитке юрист сказал, что суд не место для «слухов и разговоров с улицы».

«Мали ли что говорит толпа, — говорил он. — Толпа говорит и о поездке в запломбированном вагоне через Германию, и о немецком золоте, привезенном в дом моей доверительницы. Я ведь всего этого не повторял перед судом».

Суд в итоге решил спор в пользу Кшесинской. У большевиков был месяц, чтобы освободить помещение.

Миллионы из Германии

Исполнение решения суда, как и следовало ожидать, затянулось. Большевики и их сторонники активно сопротивлялись выселению, грозя применить оружие. Им просто некуда было идти, а штаб в центре города был очень удобным. Решать вопрос об особняке приходилось в контексте общеполитической ситуации, которая все больше приближалась к гражданской войне.

К началу июля противостояние левых радикалов с остальными революционерами и Временным правительством едва не перешло в открытый вооруженный конфликт. По Петрограду разгуливали вооруженные манифестанты с большевистскими лозунгами, которые требовали перехода власти к Советам. Эсеры и меньшевики считали эти демонстрации контрреволюционными.

Вечером 5 июля в Петроград прибыли вызванные с фронта надежные части, поддерживавшие официальные власти. Также были обнародованы сообщения о связях Ленина с Германией, которые повлияли на общественное мнение и настроения большинства воинских частей. Обстановка изменилась в пользу Временного правительства.

Для выселения большевиков из особняка Кшесинской были выделены значительные военные силы: восемь бронемашин, солдаты, пулеметная команда и два орудия. Утром 6 июля партийные деятели РСДРП (б) в спешке покинули здание, которое сразу же занял сводный отряд войск Временного правительства.

«Ворвавшиеся в здание солдаты учинили в помещениях большевистских организаций полный разгром», — пишут авторы книги «Вокруг Зимнего». У погромщиков были не только идейные соображения — многие солдаты верили слухам о том, что Германия щедро финансировала большевиков, и надеялись найти в особняке «германские миллионы».

Шляпа товарища Ленина

В книге «Вокруг Зимнего» приводятся воспоминания штабс-капитана Ивана Мищенко — начальника пулеметной команды 1-го самокатного батальона 1-го кавалерийского корпуса Северного фронта. Рукопись его воспоминаний была найдена в фондах Госархива.

Мищенко участвовал в занятии здания и некоторое время после этого был его комендантом. Судя по всему, дом уже был оставлен большевиками, когда штабс-капитан вместе с солдатами оказался внутри.

«В доме царил полный ералаш», — писал он. По всему дому валялись окурки, остатки пищи, пустые бутылки из-под коньяка, обивка мебели и шторы были порваны, кресла и диваны — поломаны. В комнатах нижнего этажа в кучу были сложены кровати, матрацы, книги, столы, битые статуэтки, одежда.

«В зимнем садике, как видно, кто-то упражнялся с шашкой в рубке, поэтому от дорогих тропических растений остались только одни стебли. Чудная ванная комната мадам Кшесинской была превращена в помойную яму, на дне бассейна лежали всякие предметы, начиная от окурков и кончая человеческими испражнениями», — писал Мищенко в своих воспоминаниях.

На следующий день в присутствии комиссии от Временного правительства в особняке были взломаны две комнаты, ключи от которых большевики унесли с собой. В них обнаружили переписку РСДРП (б).

«Когда комиссия допрашивала дворника… то он, давая показания и увидев шляпу, сказал, что это шляпа товарища Ленина. Комиссия заседала несколько дней, — вспоминал штабс-капитан. — Однажды один вольноопределяющийся, член комиссии, мне сказал: «Да, как жаль, что мы так долго нянчились с большевиками. Смотрите. Ведь они уже в свои руки взяли всю Россию, из переписки Ленина видно, что у них в этом направлении все уже сделано».

После выселения большевиков Матильда Кшесинская не смогла вернуться в свой дом, потому что на этот раз его заняли солдаты 1-го самокатного батальона, которые освобождали здание. Их выселять никто не спешил.

Адвокат Хесин продолжал подавать иски в суды, но балерина поняла, что ждать бесполезно. 13 июля 1917 года она покинула Петроград и уехала в Кисловодск, где ее ждал великий князь Андрей Владимирович. В феврале 1920 года она навсегда покинула Россию. Кшесинская умерла в 1971 году в Париже, не дожив несколько месяцев до 100-летия.

Источник: РИА "Новости"

Особняк балерины после октябрьских событий 1917 года перешел в распоряжение Петросовета. Впоследствии здесь располагались «Уголок Ильича», Общество старых большевиков, Музей великой Октябрьской социалистической революции. После распада СССР в доме открыли Государственный музей политической истории России.

Сергей Козловский

Русская служба Би-би-си