Просторные апартаменты в лучших новостройках Киева бесплатно переходят в собственность избранных прокуроров, силовиков и судей.

Чтобы получить дармовые квадратные метры, госслужащие придумывают серьезные схемы отчуждения недвижимости.

«Так строится коррупционная цепочка по всей стране: суд-прокуратура-городская администрация. Мэрия города и лично мэр очень жесткое сцепление с силовым блоком «, — объясняет председатель общественной организации «Сектор права» Лина Клебанова.

Выбитые окна, пустые бутылки и ржавая машина — так выглядит вход в столичный общежитии на улице Копыловское. В одной из комнат был прописан старший следователь Генеральной прокуратуры Украины Александр Смитюх.

— Вы проживали в общежитии? — спрашиваем.

— Ну, у меня довольно много прописок… — прокурор говорит не внятно.

— Вы проживали на Копыловское? — уточняем мы.

— Я не буду отвечать на этот вопрос.

— Не проживали вы на Копыловское?

— Слушайте, вы ставите провокационные вопросы!

Именно в общежитиях, если верить декларациям, живут сотни сотрудников прокуратуры, в частности Генеральной. Наш источник — действующий сотрудник ГПУ. Сотрудники ведомства неохотно общаются с журналистами, однако, наш собеседник на условиях анонимности согласился рассказать о схемах распределения жилья. Он утверждает: в общежитиях государственные служащие регистрируются, чтобы получить квартиры от государства.

«В одной комнате прописываются до 40 человек. Возьмем общежитие, рассчитанный на 150 человек, например. Официально там может быть зарегистрировано две с половиной тысячи. И при этом мы понимаем, что никто из действующих сотрудников там не живет», — говорит он.

Общественная активистка Лина Клебанова два года подряд изучала серые схемы распределения квартир в Киеве.

«Город перераспределяет „в темную“, об этом не знают те, кто стоит в очереди за социальным жильем, об этом не знают депутаты, об этом не знает никто, кроме „прокурорских“ и „судейских“ работников, которые эти квартиры получают», — говорит Лина.

Работники прокуратуры получили 140 квартир в столице в течение последних шести лет.

«Это стопроцентная форма коррупции, круговая порука. Город заручается поддержкой прокуратуры и судов, чтобы решать свои проблемы, чтобы они закрывали глаза на некоторые вещи «, — добавляет она.

Столичная новостройка разместилась рядом с Сырецким парком. В 2014-м году в отношении застройщика комплекса «Сырецкий бояр» возбудили уголовное производство. Присматривала за расследованием Генеральная прокуратура. Уже через несколько месяцев ГПУ получила 7 служебных квартир в комплексе, а еще через полгода производства закрыли.

Президент корпорации, который строил комплекс, Петр Шилюк, якобы, впервые слышит о квартирах, которые отошли работникам Генеральной прокуратуры.

«Если городу передавали, то было положение, было решение сессии, которое мы выполняли. Просто так подарки не делаем. Не знаю, кому те квартиры передали. Это не мои функции», — объясняет гражданин Шилюк.

Наш источник в ГПУ объясняет: это распространенная практика. Застройщики решают проблемы с правоохранителями, благодаря их квадратными метрами.

«Это может быть несоблюдение строительных норм или незаконный отвод земли. То есть, сначала прокуратура открывает производство, затем получает жилые площади, а затем успешно закрывает дела и спускает их на тормозах», — рассказывает сотрудник ГПУ.

Общая стоимость недвижимости, которую ГПУ получила на улице Рижской — не менее 15 000 000 гривен. Это пять трехкомнатных квартир по 100 квадратных метров, двухкомнатная — на 80 квадратов и однокомнатные апартаменты — на 50.

Генеральная прокуратура Украины отказалась на запрос «Компромата»предоставлять фамилии счастливчиков, которые получили служебные квартиры на улице Рижской. Впрочем, из открытых источников нам удалось выяснить, кто эти люди.

Жилье получил, в частности, начальник следственного отдела ГПУ Андрей Кравец. Его фамилия хорошо известна украинским общественным активистам. Исполнительный директор Центра противодействия коррупции Дарья Каленюк рассказывает — именно Кравец сыграл ведущую роль в спасении активов Николая Злочевского — чиновника-беглеца Януковича.

«Первое расследование в отношении Николая Злочевского начали в Великобритании. Правоохранители обнаружили 23 миллионов долларов на счетах банков, принадлежавших Николаю Злочевскому. Заподозрили, что средства имеют преступное происхождение, поскольку была сложная процедура пересчета этих денег».

Британцы обратились за помощью к ГПУ. Впрочем, плодотворного сотрудничества не получилось. Прокурор Андрей Кравец подписал справку, что украинская сторона не имеет претензий к Николаю Злочевскому.

«Справка использовалась адвокатами господина Злочевского в суде, где оспаривался арест 23-х миллионов долларов. Это стало одной из основных причин, почему суд отменил арест», — добавляет Дарья Каленюк.

Андрей Кравец получил служебную квартиру в новостройке через полтора месяца после того, как подписал по делу Злочевского справку от ГПУ. Уже через год прокурор приватизировал недвижимость. Наши авторы позвонили начальнику следственного управления. Но он не нашел для нас время, отправив нас в пресс-службу.

Наш источник из Генеральной прокуратуры говорит, что жилье в ГПУ распределяется в «ручном» порядке.

«В прокуратуре не существует каких-то единых правил распределения помещений. Каждая новая команда в первую очередь пытается обеспечить жильем приближенных. На этом очень много спекуляций. Преданный нам? Значит дадим жилье! Имеешь свою позицию, хочешь работать по закону — не дадим».

Еще один счастливый обладатель трехкомнатных апартаментов на Рижской — старший следователь ГПУ Александр Смитюх. Долгое время Смитюх якобы скитался по общежитиям.

Правда, в общежитии, где следователь был прописан, его не узнают.

Два года назад Александр Смитюх получил трехкомнатные апартаменты в той же новостройке на улице Рижской, где 7 квартир перешли в ГПУ. Только одну квартиру должен был получить гражданин с внеочередного списка на жилье. Как правило, это инвалиды, матери-одиночки, участники боевых действий.

Однако, квартиру отдали сотруднику прокуратуры, старшему следователю Смитюх, который, якобы, проживал в общежитии. Правда, наши авторы зафиксировали его у входа в другую новостройку.

Квартира почти 100 квадратных метров, в которой проживает следователь, с 2014-го года принадлежит его матери. Женщина, к слову, сейчас живет на Волыни. Мы спросили господина Смитюха, почему он получил квартиру от государства, если не было крайней необходимости.

— Слушайте, а вы знаете, чье это жилье?

— Да, это жилье вашей мамы.

— Я проживаю здесь, потому что здесь есть условия для проживания, а там условий нет, потому что нет ремонта, — объясняет старший следователь ГПУ.

Интересно, что из семи служебных квартир, приватизированных сотрудниками прокуратуры на Рижской, три — уже проданы.

2016 года Генеральная прокуратура объявила масштабную проверку. Толчком якобы стало отсутствие данных в архивах о выделении служебных квартир сотрудникам.

За год громких разоблачений общественность так и не дождалась, зато всю информацию о распределении жилья в Генеральной прокуратуре засекретили. Мол, тайна следствия.

Статус «служебное жилье» является лишь пафосным прикрытием для присвоения недвижимости, объясняет председатель общественной организации Лина Клебанова:

«За период с 2013 по 2015 год была очень интересная статистика, приблизительная цифра получение служебного жилья практически такая же, как и вывод служебного жилья… это то, что было перераспределено городом и практически сразу же выведено».

Однако, лоббировать изменения на самом высоком уровне никто не спешит. Ведь обычно те, кто должен бороться с «расточительством» устаревшей системы, ею же и пользуются.


Источник