На фото: министр обороны РФ Сергей Шойгу

Стараниями министра обороны РФ Сергея Шойгу внешняя атрибутика воинской службы в нашей стране год от года расцвечивается все новыми регалиями. Очередная инициатива главы военного ведомства касается, видимо, поощрения только видных военачальников. Первым невиданной прежде в Вооруженных силах чести удостоился недавний главнокомандующий Воздушно-Космическими силами РФ Герой Российской Федерации генерал-полковник Виктор Бондарев.

Указом президента Владимира Путина 26 сентября 59-летний генерал досрочно, до достижения предельного возраста нахождения на службе, был освобожден от должности главкома и уволен в запас. И тут же стал не просто сенатором — главой комитета Совета Федерации по обороне и безопасности. Первое заседание оборонного комитета под председательством Бондарева началось с приятного для Виктора Николаевича события. Статс-секретарь — заместитель министра обороны генерал армии Николай Панков от имени Сергея Шойгу вручил ему специально разработанный геральдической службой фамильный герб. При этом Панков подчеркнул, что министр обороны много внимания уделяет возрождению традиций. И разработка именных фамильных гербов в их числе. «Одна из древних традиций связана с тем, что в России когда-то были именные фамильные гербы, мы об этом основательно забыли», — посетовал Панков.

Было бы, конечно, очень любопытно взглянуть на новый герб сенатора Бондарева, уроженца села Новобогородицкое Петропавловского района Воронежской области. Однако в интернет-галерее российских гербовладельцев обнаружить описание этого символического художественного произведения пока не удалось. Наверное, описание просто не успели в него внести.

 Зато выяснилось, что и сам Сергей Шойгу давно обзавелся собственным знаком отличия подобного рода. В выпуске альманаха «Марс» малоизвестной Академии русской символики, давно наладившей торговлю памятными знаками, орденами и медалями собственного изготовления, в 2006 году была опубликована статья Александра Хрусталева «Личные и корпоративные гербы». Из материала следует, что еще в 1997 году Сергей Кужугетович, в ту пору глава МЧС РФ, стал обладателем личного герба, внесенного в Геральдический реестр под № 2/1. Судя по номеру — одним из первых в России.

Заодно поясним, что в Сети сегодня легко обнаружить множество объявлений от имени разного рода провинциальных и столичных контор и «общественных академий» с предложениями силами квалифицированных художников за скромное вознаграждение (скажем, за 70 тысяч рублей) разработать личный герб для кого угодно. В одном из рекламных материалов говорится: этот знак «даст возможность в небольшом изображении показать внутренний мир, предпочтения, достижения, статус в обществе. Появление личного герба ученые связывают с Ричардом Львиное Сердце, который стал его первым обладателем. Еще с тех времен считали, что личный герб имеет особую силу… Специалист в области геральдики — герольд или геральдист, — используя специальные символы, раскроет вашу личность, как никто другой… Специалисты утверждают, что личный герб имеет влияние на внутренние ощущения человека: повышает собственную оценку, уверенность в своих силах и служит отличным дополнением к имиджу. Чтобы подчеркнуть свое „я“ — закажите личный герб, и вы обретете изящную реликвию и увековечите память о себе».

Но вернемся к гербу Шойгу. Семантическое описание этого символа в статье Хрусталева таково: «Герб представляет собой французский геральдический щит с опрокинутым вилообразным серебряным крестом. В правой части, в изумрудном поле, золотой стилизованный древний восточный священный узел. В левой части, в изумрудном поле, золотая рыцарская перчатка с тремя золотыми стрелами. В нижней части, в лазуревом поле, золотой треугольник с червленым сердцем. Щит увенчан стальным рыцарским шлемом с золото-лазуревым бурелетом, в клейноде которого золотая рыцарская перчатка с золотыми луком и тремя стрелами. Намет: справа — червленый, подбитый золотом; слева — изумрудный, подбитый серебром».

Как водится, каждая деталь здесь, цвета и прочее, глубоко символичны. Их подробное толкование под силу только специалистам, да еще, видимо, самому владельцу. Поэтому оставим попытки разобраться в скрытых значениях этой почти рыцарской красоты, владельцем которой, скорее всего, по собственной инициативе стал нынешний министр обороны России. Отметим другое: стараниями Шойгу в сегодняшней нашей армии было разработано множество чисто внешних атрибутов, по крайней мере, часть из которых нравится далеко не всем.

В январе нынешнего года в статье «Шойгу пожалует армию „Максимами“ с гравировкой» «Свободная пресса» уже писала о намерении министра обороны закупить для своего наградного фонда на Златоустовской оружейной фабрике пригодные к стрельбе холостыми патронами пулеметы и автоматы времен Великой Отечественной войны. Да не простые пулеметы и автоматы — расписанные с помощью таких ювелирных техник, как гравировка, травление, золочение, чернение, серебрение, рисовка и подрезка по металлу. По признанию генерального директора оружейной фабрики Валерия Томея, свои почти драгоценные, но стреляющие изделия военному ведомству там были намерены предложить по внушительным ценам. По семь миллионов рублей за каждый неописуемой красоты «Максим». И по триста тысяч рублей за так же украшенный автомат ППШ.

О судьбе «златоустовского» пожелания Шойгу пока ничего не известно. Зато больше ясности с его попыткой ввести специальную полувоенную форму для руководителей ведущих оборонных заводов и конструкторских бюро. По сведениям газеты «Коммерсант», все началось еще с коллегии Министерства обороны, которая состоялась 26 июля 2016 года. На ней руководители ОПК докладывали министру обороны о ходе выполнении оборонного заказа. Но Сергею Кужугетовичу показалось, что докладчики одеты в слишком свободную одежду. По словам источника «Коммерсанта» в военном ведомстве, это вызвало у министра «непонимание».

По инициативе Шойгу тут же было предложено разработать единую форму полувоенного образца для руководящего состава предприятий оборонно-промышленного комплекса. Сказано — сделано. 12 декабря 2016 года заместитель министра обороны по тылу Дмитрий Булгаков и уже упомянутый статс-секретарь — замминистра обороны Николай Панков представили Шойгу свои предложения. В соответствии с ними оборонщикам собрались придать бравый вид с помощью единообразных строгих черных костюмов, схожих с повседневной формой одежды для военнослужащих, чуть ранее введенной тем же Сергеем Кужугетовичем. На груди справа — плашка с наименованием конкретной организации. Слева — планки государственных наград и знаки отличия Минобороны. Ниже — планка с фамилией и инициалами владельца. На кепке и на левом рукаве — пятиконечная звезда. На правом рукаве — эмблема организации.

Шойгу, очевидно, остался доволен увиденным и на проекте приказа начертал «Согласен». Однако, похоже, столь великолепная задумка наткнулась на скрытый саботаж оборонщиков. Во всяком случае, никто из них в новой форме на мероприятиях МО РФ пока не замечен. Хотя времени прошло достаточно для того, чтобы не только пошить новые костюмы, но и изрядно их потрепать.

В сентябре 2016 года Сергей Кужугетович попробовал привести к единообразию внешний вид даже членов Общественного совета при собственном министерстве. А в состав Совета, стоит заметить, входят многие очень уважаемые люди, но все же достаточно далекие от воинской службы. Например, артист театра и кино Сергей Безруков, президент Федерации еврейских общин России Александр Борода, известный хирург Лео Бокерия, музыкант и композитор Игорь Бутман, протоиерей Сергий (Привалов), общественный деятель Ирина Хакамада. Всем им было предложено самим выбирать, в форму какого рода войск они хотели бы приодеться.

Как и следовало ожидать, среди внезапно облагодетельствованных общественников новость немедленно вызвала глухой ропот. Так, Ирина Хакамада заявила журналистам:

— Сидеть в кабинете в Москве и находиться в форме десантника, мне кажется, это ожидание террористического акта. Это как-то не очень адекватно. Это будет выглядеть клоунадой. Совет у нас общественный, и генералы со своими звездочками будут смотреть на нас в форме, по-моему, с легкой иронией и усмешкой. Нельзя нигде перегибать палку — я говорю как человек, который пишет книгу об имидже и стиле. Всегда нужно быть в контексте, любая военная форма на гражданском человеке должна быть хотя бы чем-нибудь оправдана.

Еще жестче высказалась многолетняя председатель Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова:

— Офицер, который решает организационные вопросы, звонит и говорит: «Вы знаете, во вторник все должны быть в военной форме. Какой у вас размер?». Я говорю: «Ребят, да вы что, да никогда». В ответ: «Ну, вы знаете, вот мне поручено узнать размер». Ну, я сказала размер, конечно. Но это кто придумал?.. С какого перепугу? Я сомневаюсь, что это идея Шойгу, он все-таки умнее.

«Страсть Сергея Кужугетовича украшать мундир нашивками — это уже притча во языцех». Это не мои слова, а цитата из интервью, данного в 2013 году членом Геральдического совета при президенте России Леонидом Токарем. Тогда шла речь о задуманном Шойгу введении в Вооруженных силах никогда не существовавшей в них прежде офисной формы одежды. «Тихий ужас, что там налепили», — заявил Токарь. По его мнению, наши военачальники теперь в этой форме «напоминают представителей африканских или латиноамериканских стран».

Причина? Токарь убежден: «Сергей Кужугетович Шойгу — хороший мужик, но он почему-то считает, что он большой дока во всех вопросах. И принимает единоличные решения».

Из досье «СП»

В Средневековье дворянство в некоторых странах Европы добилось признания за ними исключительного права на гербы. Но в большинстве стран континента ситуация была иной. В Германии и Австрии императорское признание получали гербы ремесленников и крестьян. Во Франции конца XIII-XVIII в. множество людей отнюдь не дворянского ранга было обязано пользоваться гербами под страхом штрафов и прочих неприятностей.

Ситуация в России была сравнительно неопределенной. С одной стороны, цари рассматривали право на герб как дворянскую привилегию и игнорировали изредка употреблявшиеся недворянские гербы. С другой — это никогда не было закреплено законодательно. Недаром барон Б.В. Кене, глава Гербового отделения Департамента Герольдии Правительствующего Сената с 1857 года, планировал пожалования гербов для почетных граждан — сословной группы, стоявшей ниже дворянства.

С конца XVII века, особенно в XVIII столетии, российскими родами принималось множество гербов, чаще всего не получавших императорского утверждения (так называемых «самобытных» гербов).

В России после Февральской революции личные гербы получили признание Временного правительства, которое постановлением от 13 мая 1917 года ввело новый порядок их утверждения. Работа по утверждению гербов и подтверждению прав на старые шла до тех пор, пока для этого сохранялась институционная база. Отмена сословий и титулов в России декретом ВЦИК СНК РСФСР в ноябре 1917 года не означала автоматического упразднения гербов дворянских фамилий. Она только лишала эти гербы сословного характера.

раниями министра обороны РФ Сергея Шойгу внешняя атрибутика воинской службы в нашей стране год от года расцвечивается все новыми регалиями. Очередная инициатива главы военного ведомства касается, видимо, поощрения только видных военачальников. Первым невиданной прежде в Вооруженных силах чести удостоился недавний главнокомандующий Воздушно-Космическими силами РФ Герой Российской Федерации генерал-полковник Виктор Бондарев.

Указом президента Владимира Путина 26 сентября 59-летний генерал досрочно, до достижения предельного возраста нахождения на службе, был освобожден от должности главкома и уволен в запас. И тут же стал не просто сенатором — главой комитета Совета Федерации по обороне и безопасности. Первое заседание оборонного комитета под председательством Бондарева началось с приятного для Виктора Николаевича события. Статс-секретарь — заместитель министра обороны генерал армии Николай Панков от имени Сергея Шойгу вручил ему специально разработанный геральдической службой фамильный герб. При этом Панков подчеркнул, что министр обороны много внимания уделяет возрождению традиций. И разработка именных фамильных гербов в их числе. «Одна из древних традиций связана с тем, что в России когда-то были именные фамильные гербы, мы об этом основательно забыли», — посетовал Панков.

Было бы, конечно, очень любопытно взглянуть на новый герб сенатора Бондарева, уроженца села Новобогородицкое Петропавловского района Воронежской области. Однако в интернет-галерее российских гербовладельцев обнаружить описание этого символического художественного произведения пока не удалось. Наверное, описание просто не успели в него внести.

Зато выяснилось, что и сам Сергей Шойгу давно обзавелся собственным знаком отличия подобного рода. В выпуске альманаха «Марс» малоизвестной Академии русской символики, давно наладившей торговлю памятными знаками, орденами и медалями собственного изготовления, в 2006 году была опубликована статья Александра Хрусталева «Личные и корпоративные гербы». Из материала следует, что еще в 1997 году Сергей Кужугетович, в ту пору глава МЧС РФ, стал обладателем личного герба, внесенного в Геральдический реестр под № 2/1. Судя по номеру — одним из первых в России.

Заодно поясним, что в Сети сегодня легко обнаружить множество объявлений от имени разного рода провинциальных и столичных контор и «общественных академий» с предложениями силами квалифицированных художников за скромное вознаграждение (скажем, за 70 тысяч рублей) разработать личный герб для кого угодно. В одном из рекламных материалов говорится: этот знак «даст возможность в небольшом изображении показать внутренний мир, предпочтения, достижения, статус в обществе. Появление личного герба ученые связывают с Ричардом Львиное Сердце, который стал его первым обладателем. Еще с тех времен считали, что личный герб имеет особую силу… Специалист в области геральдики — герольд или геральдист, — используя специальные символы, раскроет вашу личность, как никто другой… Специалисты утверждают, что личный герб имеет влияние на внутренние ощущения человека: повышает собственную оценку, уверенность в своих силах и служит отличным дополнением к имиджу. Чтобы подчеркнуть свое „я“ — закажите личный герб, и вы обретете изящную реликвию и увековечите память о себе».

Но вернемся к гербу Шойгу. Семантическое описание этого символа в статье Хрусталева таково: «Герб представляет собой французский геральдический щит с опрокинутым вилообразным серебряным крестом. В правой части, в изумрудном поле, золотой стилизованный древний восточный священный узел. В левой части, в изумрудном поле, золотая рыцарская перчатка с тремя золотыми стрелами. В нижней части, в лазуревом поле, золотой треугольник с червленым сердцем. Щит увенчан стальным рыцарским шлемом с золото-лазуревым бурелетом, в клейноде которого золотая рыцарская перчатка с золотыми луком и тремя стрелами. Намет: справа — червленый, подбитый золотом; слева — изумрудный, подбитый серебром».

Как водится, каждая деталь здесь, цвета и прочее, глубоко символичны. Их подробное толкование под силу только специалистам, да еще, видимо, самому владельцу. Поэтому оставим попытки разобраться в скрытых значениях этой почти рыцарской красоты, владельцем которой, скорее всего, по собственной инициативе стал нынешний министр обороны России. Отметим другое: стараниями Шойгу в сегодняшней нашей армии было разработано множество чисто внешних атрибутов, по крайней мере, часть из которых нравится далеко не всем.

В январе нынешнего года в статье «Шойгу пожалует армию „Максимами“ с гравировкой» «Свободная пресса» уже писала о намерении министра обороны закупить для своего наградного фонда на Златоустовской оружейной фабрике пригодные к стрельбе холостыми патронами пулеметы и автоматы времен Великой Отечественной войны. Да не простые пулеметы и автоматы — расписанные с помощью таких ювелирных техник, как гравировка, травление, золочение, чернение, серебрение, рисовка и подрезка по металлу. По признанию генерального директора оружейной фабрики Валерия Томея, свои почти драгоценные, но стреляющие изделия военному ведомству там были намерены предложить по внушительным ценам. По семь миллионов рублей за каждый неописуемой красоты «Максим». И по триста тысяч рублей за так же украшенный автомат ППШ.

О судьбе «златоустовского» пожелания Шойгу пока ничего не известно. Зато больше ясности с его попыткой ввести специальную полувоенную форму для руководителей ведущих оборонных заводов и конструкторских бюро. По сведениям газеты «Коммерсант», все началось еще с коллегии Министерства обороны, которая состоялась 26 июля 2016 года. На ней руководители ОПК докладывали министру обороны о ходе выполнении оборонного заказа. Но Сергею Кужугетовичу показалось, что докладчики одеты в слишком свободную одежду. По словам источника «Коммерсанта» в военном ведомстве, это вызвало у министра «непонимание».

По инициативе Шойгу тут же было предложено разработать единую форму полувоенного образца для руководящего состава предприятий оборонно-промышленного комплекса. Сказано — сделано. 12 декабря 2016 года заместитель министра обороны по тылу Дмитрий Булгаков и уже упомянутый статс-секретарь — замминистра обороны Николай Панков представили Шойгу свои предложения. В соответствии с ними оборонщикам собрались придать бравый вид с помощью единообразных строгих черных костюмов, схожих с повседневной формой одежды для военнослужащих, чуть ранее введенной тем же Сергеем Кужугетовичем. На груди справа — плашка с наименованием конкретной организации. Слева — планки государственных наград и знаки отличия Минобороны. Ниже — планка с фамилией и инициалами владельца. На кепке и на левом рукаве — пятиконечная звезда. На правом рукаве — эмблема организации.

Шойгу, очевидно, остался доволен увиденным и на проекте приказа начертал «Согласен». Однако, похоже, столь великолепная задумка наткнулась на скрытый саботаж оборонщиков. Во всяком случае, никто из них в новой форме на мероприятиях МО РФ пока не замечен. Хотя времени прошло достаточно для того, чтобы не только пошить новые костюмы, но и изрядно их потрепать.

В сентябре 2016 года Сергей Кужугетович попробовал привести к единообразию внешний вид даже членов Общественного совета при собственном министерстве. А в состав Совета, стоит заметить, входят многие очень уважаемые люди, но все же достаточно далекие от воинской службы. Например, артист театра и кино Сергей Безруков, президент Федерации еврейских общин России Александр Борода, известный хирург Лео Бокерия, музыкант и композитор Игорь Бутман, протоиерей Сергий (Привалов), общественный деятель Ирина Хакамада. Всем им было предложено самим выбирать, в форму какого рода войск они хотели бы приодеться.

Как и следовало ожидать, среди внезапно облагодетельствованных общественников новость немедленно вызвала глухой ропот. Так, Ирина Хакамада заявила журналистам:

— Сидеть в кабинете в Москве и находиться в форме десантника, мне кажется, это ожидание террористического акта. Это как-то не очень адекватно. Это будет выглядеть клоунадой. Совет у нас общественный, и генералы со своими звездочками будут смотреть на нас в форме, по-моему, с легкой иронией и усмешкой. Нельзя нигде перегибать палку — я говорю как человек, который пишет книгу об имидже и стиле. Всегда нужно быть в контексте, любая военная форма на гражданском человеке должна быть хотя бы чем-нибудь оправдана.

Еще жестче высказалась многолетняя председатель Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова:

— Офицер, который решает организационные вопросы, звонит и говорит: «Вы знаете, во вторник все должны быть в военной форме. Какой у вас размер?». Я говорю: «Ребят, да вы что, да никогда». В ответ: «Ну, вы знаете, вот мне поручено узнать размер». Ну, я сказала размер, конечно. Но это кто придумал?.. С какого перепугу? Я сомневаюсь, что это идея Шойгу, он все-таки умнее.

«Страсть Сергея Кужугетовича украшать мундир нашивками — это уже притча во языцех». Это не мои слова, а цитата из интервью, данного в 2013 году членом Геральдического совета при президенте России Леонидом Токарем. Тогда шла речь о задуманном Шойгу введении в Вооруженных силах никогда не существовавшей в них прежде офисной формы одежды. «Тихий ужас, что там налепили», — заявил Токарь. По его мнению, наши военачальники теперь в этой форме «напоминают представителей африканских или латиноамериканских стран».

Причина? Токарь убежден: «Сергей Кужугетович Шойгу — хороший мужик, но он почему-то считает, что он большой дока во всех вопросах. И принимает единоличные решения».

Из досье «СП»

В Средневековье дворянство в некоторых странах Европы добилось признания за ними исключительного права на гербы. Но в большинстве стран континента ситуация была иной. В Германии и Австрии императорское признание получали гербы ремесленников и крестьян. Во Франции конца XIII-XVIII в. множество людей отнюдь не дворянского ранга было обязано пользоваться гербами под страхом штрафов и прочих неприятностей.

Ситуация в России была сравнительно неопределенной. С одной стороны, цари рассматривали право на герб как дворянскую привилегию и игнорировали изредка употреблявшиеся недворянские гербы. С другой — это никогда не было закреплено законодательно. Недаром барон Б.В. Кене, глава Гербового отделения Департамента Герольдии Правительствующего Сената с 1857 года, планировал пожалования гербов для почетных граждан — сословной группы, стоявшей ниже дворянства.

С конца XVII века, особенно в XVIII столетии, российскими родами принималось множество гербов, чаще всего не получавших императорского утверждения (так называемых «самобытных» гербов).

В России после Февральской революции личные гербы получили признание Временного правительства, которое постановлением от 13 мая 1917 года ввело новый порядок их утверждения. Работа по утверждению гербов и подтверждению прав на старые шла до тех пор, пока для этого сохранялась институционная база. Отмена сословий и титулов в России декретом ВЦИК СНК РСФСР в ноябре 1917 года не означала автоматического упразднения гербов дворянских фамилий. Она только лишала эти гербы сословного характера.

Источник:

Источник