Негосударственные пенсионные фонды (НПФ) оказались в тупике. Обязательное пенсионное страхование, по сути, умерло. Новая квазидобровольная система не родилась — ни в виде индивидуального пенсионного капитала, ни виде гарантированного пенсионного плана. 

Негосударственное пенсионное обеспечение держится лишь на старых корпоративных программах крупных работодателей. Есть и хорошая новость: с этого года у собственников НПФ есть право на дивиденды. Так что активы фондов будут сокращаться быстрее от выплат не только пенсионерам, но и акционерам.
Названия частных пенсионных фондов будто издеваются над ситуацией, сложившейся в отрасли. «Доверие» граждан давно покинуло индустрию: они самостоятельно предпочитают делать выбор в пользу Пенсионного фонда России, и привлечение в частные фонды новых клиентов базируется только на действиях агентов. «Согласия» среди НПФ тоже нет: целый год две их профильные ассоциации пытались безуспешно объединиться, периодически выплескивая в публичную плоскость тонны грязи, адресованной конкурентам.

«Благосостояния», судя по прошлогодним результатам частных фондов, большинству их клиентов также не видать. Постепенно сливались различные пенсионные «Гаранты», а славная «Эмеритура» (так в царское время назывались накопления служащих для выплат дополнительной пенсии) не продержалась на рынке и 12 месяцев. И хотя появилось новое многообещающее слово — «Эволюция», куда эволюционировать индустрии в таком состоянии, как раз и неясно. 

Длящиеся не первый год споры о путях выхода из создавшейся ситуации дали пока один ясный тезис: с обязательным пенсионным страхованием (ОПС), выступавшим драйвером отрасли с начала 2000-х, можно попрощаться. Красивые похороны ОПС должен был организовать индивидуальный пенсионный капитал (ИПК), концепцию которого более трех лет разрабатывали ЦБ и Минфин. Предполагалось, что большинство застрахованных лиц переведут в новую систему свои накопления по ОПС.

Однако в этом году идея о «квазидобровольности» ИПК сама отошла в мир иной на фоне возмущения граждан от повышения пенсионного возраста. На смену капиталу пришел план. Гарантированный пенсионный план (ГПП) должен был решить задачи ИПК по-новому. Но, похоже, даже его создатели не верят в успех. По их оценке, в первый год только 1 млн граждан станут его участниками, это чуть более 1% от застрахованных лиц в системе ОПС. А со всеми поправками и оговорками ГПП вряд ли заинтересует и граждан, и частные фонды. Так что вместо притока свежих денег в НПФ с 2022 года начнется вымывание средств ОПС. 


Классическое негосударственное пенсионное обеспечение (НПО) при этом стагнирует. Пять лет назад участников НПО было 6,3 млн, сейчас — на 150 тыс. меньше. Как и раньше, в основе лежат корпоративные программы крупных госпредприятий. Эксперимент, начатый НПФ Сбербанка, по массовому привлечению в НПО физических лиц пока результатами не впечатляет. При этом такие меры поддержки НПО, как увеличение налоговых льгот по взносам граждан, не находят поддержки у властей, увлеченно совершенствующих законодательство вокруг мертворожденного ГПП. Банкам НПО тоже неинтересно: не та маржа по сравнению хотя бы с продуктами страхования жизни. 

И все эти события происходят на рынке, который вот-вот должен стать по-настоящему коммерческим, то есть принести бенефициарам компаний-участниц первые реальные доходы. Еще в 2013 году ЦБ решил сделать из НПФ, существовавших в виде некоммерческих организаций, акционерные общества, то есть предприятия, работающие в интересах владельцев. Правда, первые дивиденды от своего бизнеса они могли получить только через пять лет после акционирования. Этот срок как раз подходит, и перед владельцами НПФ встает вопрос: выводить деньги или направлять их на развитие. 

Раньше таким развитием была гонка за ОПС. Фонды перетягивали к себе, не всегда честно, новых клиентов, для чего акционеры готовы были вливать миллиарды рублей. Но с ужесточением правил переходных кампаний, когда наладить чистое привлечение практически невозможно, а также с окончательно пришедшим осознанием смерти обязательной компоненты совершенно непонятно, как развивать пенсионный бизнес. Между тем близится 2022 год, когда начнутся первые массовые выплаты по ОПС, а значит, пузырь активов НПФ в 2,5 трлн руб. начнет сдуваться. И ни ГПП, ни НПО его не наполнят. Акционеры, не видя перспектив, будут использовать свои НПФ как cash cow. А значит, в ближайшей перспективе у индустрии может не остаться и «Будущего».

Источник