План по ускорению российской экономики до темпов выше мировых по итогам прошлого года был перевыполнен, отчиталось Минэкономразвития в оперативной оценке деловой активности.

По расчетам МЭР, за год российский ВВП прибавил 1,4% - на 0,1 процентного пункта больше, чем было заложено в «план достижения национальных целей развития», который служит «дорожной картой» по реализаций майских указов 2018 года.

Хотя планку, установленную чиновниками, экономике удалось перепрыгнуть, говорить о росте в стране не приходится: для развивающейся экономики цифра меньше 2% означает ноль, категоричен начальник управления аналитики Промсвязьбанка Николай Кащеев.

За год Россия более чем вдвое отстала от мирового роста, который Всемирный банк оценивает в 2,9%, и в 2,5 раза - от развивающихся стран, экономики которых прибавили 3,5%. Российский результат оказался ниже даже, чем в крупных государствах Запада, которые выросли на 1,6%.

Начало года предвещало еще более плачевный результат: на фоне шока НДС в первом квартале ВВП рос всего на 0,5%, а во втором - на 0,9%. Летом под откос покатились индексы деловой активности в промышленности: PMI обрабатывающего сектора упал ниже 50 пунктов и до конца года остался в зоне рецессии (47,5 пункта).

Опросы бизнеса показывали жалобы на сокращение экспортных заказов и рекордное с 2008 года падение производства. Одновременно начал сокращаться грузооборот транспорта (- 0,9% за год), а в декабре падение погрузки на сети РЖД приблизилось к рекордам кризиса 2015 года (-2%).

Но на данных Росстата этот провал никак не отразился: промышленность прибавила 2,9% в третьем квартале, 1,7% - в четвертом и вышла на 2,4% роста по итогам года. Исторически PMI и промышленная статистика двигались синхронно, теперь же мы имеем «колоссальное расхождение», которое ставит под сомнение официальные данные, говорит директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов.

Несмотря на анонсированные нацпроекты за 25 триллионов рублей, никакого скачка инвестиций не произошло, констатирует главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Рост в строительстве замедлился в 10 раз - с 6,3% до 0,6%, импорт инвестиционных товаров - машин и оборудования - просел на 1,5% (за январь-ноябрь).

Единственным мотором экономики остался слабеющий потребительский спрос, указывает Орлова. За год россияне взяли в банках еще 2,75 триллиона рублей кредитов и побили исторический рекорд закредитованности. Несмотря на все меры ЦБ, долговая нагрузка населения продолжает расти двузначными темпами: 22% - в 2018 году и 18% - в прошлом.

Это неудивительно: реальные располагаемые доходы людей остаются на уровнях 2013 года, указывает Тремасов. За прошлый год они выросли на 0,8%, годом ранее - на 0,1%. Кризисный обвал, который Росстат изначально оценивал в 10%, а затем подретушировал до 8,3%, был компенсирован лишь на одну десятую.

Но даже несмотря на ударные темпы потребительского кредитования, рост оборота розницы замедлился с 2,8% до 1,6%, а спрос на платные услуги и вовсе начал сокращаться (-0,9% на декабрь).

Зарплаты выросли на 2,5% в реальном выражении и, согласно Росстату, вернулись на докризисные уровни. Однако если пересчитать фонд оплаты труда в доллары (540 млрд долларов в год), то покупательная способность потребителей откатилась в 2007 год, говорит экономист Райффайзенбанка Станислав Мурашов.

Уровень бедности продолжил расти, несмотря на снижение прожиточного минимума почти на 600 рублей: к концу третьего квартала 13,1% населения находились за официальной чертой нищеты.

Потребители остались в режиме затянутых поясов - в отличие от государства, которому удалось увеличить сборы в бюджеты всех уровней. За год поступления в федеральную казну выросли на 733 млрд рублей, или 3,7%, причем исключительно за счет несырьевых секторов экономики (+17%, или 1,8 трлн рублей). Накопив 2 триллиона рублей профицита, Минфин в полном объеме направил эти деньги на скупку иностранной валюты для Фонда национального благосостояния.

В 2020 году ФНБ распечатают для финансирования нацпроектов. По плану правительства, экономический рост должен ускориться до 2,1%, а с 2021 года выйти на планку 3-3,1%, удерживая ее вплоть до 2024-го.

Но в реальности радикальное улучшение ситуации в экономике вряд ли произойдет, говорит Мурашов. Бюджет, вытягивающий ресурсы из экономики, является главным тормозом экономического роста. Но консерватизм бюджетной политики возник как защитная реакция властей на ухудшение отношений с Западом, этот подход разделяется президентом, а поэтому изменения маловероятны, объясняет эксперт.

Источник