Фантастический уровень безработицы, отвесное падение продаж и производства, резкое сокращение ВВП и государственного бюджета. Все это прямо сейчас происходит в Соединенных Штатах Америки как следствие ограничительных мер по борьбе с пандемией коронавируса. Какова глубина американской экономической катастрофы и почему само устройство экономики США мешает ей выздороветь?

Среди американской элиты и многих рядовых американцев настоящая паника – их страна оказалась в пучине самого серьезного кризиса со времен Великой депрессии (СМИ уже проводят аналогии с тем временем и публикуют фотографии 30-х годов – с огромными очередями, бездомными и голодными людьми). И – что самое страшное – ни у кого нет универсального рецепта по преодолению этого кризиса. Ведь он, по сути, является «идеальным штормом», то есть вмещает в себя несколько переплетающихся кризисов, формирующих вместе убийственную смесь. Это и эпидемия коронавируса, и экономические последствия эпидемии (отчасти связанные со специфической структурой американской экономики), а также политический раздрай в коридорах власти, мешающий хотя бы по чуть-чуть выводить Соединенные Штаты из этого шторма.

Триггером стала, конечно же, эпидемия коронавируса. Соединенные Штаты – главная на сегодняшний день жертва этой болезни по числу зараженных (755 тысяч, почти треть от общемирового) и умерших (40 тысяч, четверть общемирового количества жертв) – и их отрыв от преследователей лишь увеличивается.

И несмотря на то, что почти 90% американцев находятся в той или иной степени изоляции, эпидемия в США еще не вышла на плато, ее конец даже не просматривается на горизонте. Однако американские журналисты, политики и эксперты все-таки пытаются заглянуть за этот горизонт. И речь не только и даже не столько о прогнозах относительно жертв эпидемии – их никто точно предсказать не способен. Можно говорить о 68 тысячах потенциальных жертв, некоторые говорят о 2,2 млн к сентябрю – однако вирус непредсказуем, поэтому все прогнозы по вирусу будут неточными.

Тем более что не хватает средств для идентификации заболевающих. Сейчас в США проводят примерно 120 тысяч тестов в день. По мнению экспертов Фонда Рокфеллера, для того, чтобы безопасно открыть экономику и минимизировать риск новой волны, нужно проводить в 20 раз больше тестов. На сегодняшний день – да и на завтрашний – у США и близко не будет таких технических возможностей.

Поэтому сейчас наблюдатели и аналитики пытаются понять, как Америка будет жить после эпидемии. И абсолютное большинство экспертов сошлись во мнении – жить будет либо плохо, либо очень плохо.

«Мы выстроили в стране экономику без амортизаторов. Систему, которая, казалось, была заточена на максимальное извлечение выгоды – однако она в то же время оказалась неустойчивой и подверженной рискам, – пишет нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц. – Люди балансируют как на веревке, не имея под собой страховочной сетки. И такие ситуации, как сегодняшняя, фактически сбрасывают их вниз».

Одной из ключевых проблем станет безработица. Без работы американец – никто. У него нет денег на оплату ипотеки (которой обременено большинство населения, и просрочку платежей по которой банки не прощают). У него нет денег или рабочего соцпакета на оплату медицинской страховки, без которой хождение по госпиталям или даже вызов скорой помощи может обернуться многотысячными счетами (неудивительно, что еще недавно почти половина личных банкротств была связана с неспособностью оплатить медицинские счета). Наконец, у него банально нет накоплений для того, чтобы пережить худые годы – 40 процентов взрослых американцев не может себе позволить незапланированные расходы в 400 долларов.

Еще недавно казалось, что Трамп победил безработицу. В феврале ее уровень был минимальным за 50 лет – 3,5%. Однако уже в марте-апреле маятник не просто качнулся, а улетел в другую сторону. Так, с 29 марта по 4 апреля американские власти зарегистрировали почти 6,6 млн предварительных заявлений о выплате пособия по безработице – почти в 10 раз больше рекордного недельного «доэпидемиологического» показателя, зафиксированного в 1982 году.

Всего же с момента объявления Трампом режима чрезвычайной ситуации (то есть с середины марта) такие заявления заполнили почти 20 млн человек.

По некоторым данным, уровень безработицы в США уже сейчас составляет 12-13%, по другим – все 20%. В некоторых штатах – например, на живущих за счет туристов Гавайях – только за последний месяц заявление на пособие по безработице написали 22% всех работающих жителей. В промышленном Мичигане – 21%, в Пенсильвании – 20%.

Да, предварительные заявления пишут люди, в основном лишь ожидающие потери работы, однако в целом Америке предрекают потерю от 14 до 28 миллионов рабочих мест, то есть до чуть менее 20% от общего количества трудоспособного населения. Для сравнения: в 1933 году, во время Великой депрессии, уровень безработицы был 25%.

Тотальная экономия

Помимо людских потерь, идут и экономические. Следствием массовых увольнений уже стало резкое падение потребительского спроса. Даже еще не потеряв работу, люди уже начинают экономить на всем (вплоть до того, что на улицах резко увеличились очереди на раздачу бесплатной еды, а в Луизиане банально не успевают обработать все запросы на продовольственную помощь – с середины марта по 7 апреля таковых поступило почти 87 тысяч, и для их обработки властям нужно минимум 30 рабочих дней). К добровольной экономии прибавляется вынужденная – из-за мер социальной изоляции.

В результате в марте объем продаж ретейлеров упал на 8,7% по сравнению с февралем – и это с учетом того, что режим чрезвычайной ситуации действовал лишь во второй половине месяца. Если же брать по отраслям, то покупки одежды упали на 50%, мебели – на 27%, автомобилей и запчастей к ним – на 26%. На столько же сократились доходы ресторанов и баров. Причем речь лишь о средней температуре по больнице – у некоторых представителей гостиничного и ресторанного бизнеса доход упал почти в 100 раз. И это еще не предел – экономисты J.P. Morgan ожидают еще большего спада в мае.

Падение покупательской активности ведет, во-первых, к финансовым проблемам для местных властей. Бюджеты городов и штатов становятся дефицитными – ведь 70% налоговых поступлений в бюджеты штатов составляют как раз подоходный налог и налоги с продаж. Во-вторых, схлопывается малый и средний бизнес, у которого мало накопленного «жира» и для которого уже закончились деньги в фондах, создававшихся специально для поддержки американских бизнесменов в экстренной ситуации.

Многие из них находятся на грани разорения. Согласно одному из опросов, лишь 2/3 владельцев малого бизнеса уверены в том, что выдержат месячный кризис. И только треть потянет четырехмесячный. Что уж говорить о больших сроках – ведь президент Федерального банка Филадельфии Патрик Харкер предсказывает как минимум полугодовой кризис. Его коллега из Нью-Йорка Джон Уильямс настроен еще более скептически – он уверен, что экономика к концу года не оправится.

Хуже того, когда бы не закончился кризис, граждане вряд ли сразу побегут тратить деньги после окончания всех ограничительных мер. Опросы показывают, что после снятия ограничений лишь 20% американцев готовы моментально вернуться на прежний уровень социально-экономической активности. Остальные станут жертвами психологического страха (как после любого кризиса) – они будут выжидать окончания глобальной эпидемии и обрастать жирком. А значит, экономический кризис будет продолжаться. По некоторым оценкам, падение ВВП США во втором квартале 2020 года может составить до 40%. По итогам года же, уверены в МВФ, экономика США сократится на 6%.

«Кто виноват» или «что делать»?

Ряд экспертов уверены: в этой ситуации экономической и психологической нестабильности спасти Америку и ее ВВП может только масштабная мобилизация населения, сокращение налогов и иные «инвестиции» в повышение потребительского спроса – аналог тех, что были сделаны после Второй мировой. И Белому дому нужно отдать должное – Трамп делает все возможное для спасения и максимально быстрого открытия экономики (по предварительным данным, каждый день простоя стоит стране 25 миллиардов долларов непроизведенного продукта). Разрабатывает планы, строит губернаторов, заботится о бизнесе. Однако он не может победить страх и неуверенность простых американцев, поэтому прав бывший министр финансов США Ларри Саммерс: «Неважно сколько денег будет выделено из Федерального резерва, неважно на какой дефицит бюджета мы пойдем – мы не сможем решить эту проблему до победы над коронавирусом».

А до победы еще далеко. Правительство США напоминает лебедя, рака и щуку – вместо консолидации и выработки единой стратегии борьба с коронавирусом превратилась в инструмент внутриполитической борьбы.

Пока Трамп бьется за экономику, его соперник на ноябрьских выборах Джо Байден публикует видеообращения с ЦУ из серии «приказываю победить болезнь и спасти экономику», демократы схлестнулись с республиканцами, губернаторы пошли вразнос и игнорируют указания Белого дома.

И теперь самое главное, чтобы правительство США не начало само излучать страх и неуверенность перед будущим. Ведь страх всегда порождает агрессию – и в данном случае она будет обращена не только на американских граждан, но и на весь мир. У Дональда Трампа на носу президентские выборы – выборы, которые он должен был выигрывать на волне экономических достижений его первой каденции. И сейчас, когда США подойдут к выборам с разрушенной экономикой, расколотой общественностью и десятками миллионов безработных, президент может попытаться выиграть их за счет мобилизации вокруг внешних врагов.

Уже есть тревожные признаки того, что Вашингтон пытается переложить вину за внутриамериканские проблемы из-за коронавируса на Китай и ВОЗ (первый нещадно критикуется, вторая лишается американского финансирования). Отдельные СМИ – весьма вроде бы респектабельные – достают старые методички и пишут, что в развале американской системы здравоохранения виноват Владимир Путин. Вашингтон должен понять, что подобного рода обвинения не спасут ни американскую экономику, ни американских граждан, ни американский рассудок, наконец.

Источник