Президентская инаугурация Александра Лукашенко стала сюрпризом для всего мира, так как прошла в атмосфере секретности. Оппозиция и страны ЕС утверждают, что это свидетельство слабости Батьки и его страха перед народом. Но в реальности это был хитрый и мощный политтехнологический ход – большая редкость для администрации Лукашенко, прежде наделавшей множество ошибок.

«Закат на болоте». Именно так националистическая часть белорусской оппозиции называет официальный красно-зеленый флаг своей страны. И точно такая же ассоциация приходит на ум при анализе перспектив всего протестного движения.

Да, на улицы Минска и других крупных городов продолжают выходить десятки тысяч человек, однако они бесцельно бродят туда-сюда, не особо стращая Александра Лукашенко и не убеждая его бежать в Ростов. Более того, с каждым выходом количество демонстрантов сокращается – отчасти из-за осознания бесцельности народных гуляний, отчасти из-за ухудшения погоды.

Без крови

На стимулирование протестов извне особой надежды нет. Несмотря на призывы Светланы Тихановской и симпатизантов протеста по обе стороны белорусской границы, главы МИД стран ЕС не смогли согласовать даже простейшие (персональные, в адрес ряда чиновников) санкции против Минска.

Формально в этом обвиняют Кипр: для принятия санкций нужен консенсус, а Никосия отказывается голосовать по белорусскому вопросу до тех пор, пока ЕС не накажет турок, покушающихся на территориальные воды киприотов. Однако проблема не только в нем.

Некоторые другие страны-члены Евросоюза сомневаются в том, стоит ли сейчас обижать санкциями Лукашенко и тем самым окончательно оттолкнуть его в объятья России. Поскольку саммит в Сочи не закончился подписанием документов об углублении российско-белорусской интеграции (или же они не были опубликованы), надежда на возвращение Лукашенко к «многовекторной политике» осталась.

И в итоге Евросоюз ограничился в основном угрозами. Например, там утверждали, что после 5 ноября и инаугурации Лукашенко (в этот день истекали его президентские полномочия), его не будут считать главой государства.

Оппозиция действительно надеялась на инаугурацию. Не столько из-за европейских санкций, сколько из-за яркого повода, под который можно было собрать народ и сделать борьбу сакральной. Например, довести протест до массовых побоищ с жертвами, ассоциировать инаугурацию Лукашенко с пролитой кровью и создать на основе этой связи какое-то масштабную протестную организацию. Условное «Движение 5 ноября», консолидирующее революцию.

Однако Батька спутал оппонентам карты - не стал предоставлять им время на раскачку ситуации, идеологическую подготовку населения, рисование баннеров и написание речевок. 23 сентября в атмосфере секретности Александр Лукашенко провел собственную инаугурацию – для узкого круга, но по всем нормам и процедурам. Общество узнало о ней постфактум – из объявления на белорусском телевидении.

Ящик Пандоры

В стане противников президента мнения об этом событии разделились. Одни считают, что инаугурация ничего не меняет, особенно - такая.

«Секретная "инаугурация" Александра Лукашенко является фарсом. Она не заставит храбрый народ Белоруссии умолкнуть. Они вновь и вновь будут говорить о свободе, демократии, верховенстве закона и правах человека», - уверен депутат Бундестага Микаэль Рот.

Другие, напротив, полагают, что церемония стала настоящим подарком для оппозиции. По словам частично признанной (белорусской оппозицией и Литвой) «главы Белоруссии» Светланы Тихановской, инаугурация Лукашенко означает, что его прежний президентский срок официально закончен, а поскольку последние выборы выиграла (по мнению оппозиции и Литвы) Тихановская, с этого дня именно она является главой государства.

Но если это и подарок, то, скорее, ящик Пандоры. Ведь Лукашенко не просто лишил оппозицию сакральной даты, а свою инаугурацию сделал бескровной. Он заставляет всех своих противников переходить на новый уровень эскалации.

Лидеры оппозиции теперь вынуждены резко радикализировать протест, придать ему иные смыслы, но для этого нет ни готовых решений, ни возможностей для серьезной мобилизации.

Да, члены Координационного совета призывают к «бессрочной акции неповиновения», но на момент публикации статьи в белорусской столице вспыхивали лишь отдельные протестные очаги, а количество задержанных милицией людей исчислялось десятками.

Если до инаугурации время работало против оппозиции, то теперь оно работает против нее вдвойне. Сегодняшний день позиционируется сторонниками Лукашенко как точка, поставленная Батькой в истории протеста. Точка, лишающая значительную часть оппозиции воли к сопротивлению, убеждающая ее махнуть рукой и признать свое поражение.

Не менее важный энергетический сигнал послан и западным симпатизантам протеста. ЕС угрожал Лукашенко санкциями, требовал отказаться от инаугурации, а Батька сыграл на опережение, продемонстрировав, что он никого и ничего не боится.

Лукашенко фактически принуждает Евросоюз принять окончательное решение по санкциям против Белоруссии не после 5 ноября (когда ЕС решит проблемы с Кипром и поймет, нужно ли еще осторожничать с Лукашенко или он все-таки убежал под российское крыло), а уже 24-25 сентября, когда состоится саммит глав стран-членов Евросоюза.

В Минске понимают, насколько забюрократизирован процесс принятия решений в ЕС, и принципиально не дают Брюсселю ни времени на раскачку, ни возможности как-то согласовать позиции между странами-членами.

Да, какие-то решения будут приняты. ЕС, вероятно, не признает Лукашенко легитимным президентом. Отдельные страны уже не признают, например, Словакия.

«Александр Лукашенко, инаугурация которого (в качестве президента Белоруссии) состоялась сегодня, не имеет никакой легитимности, чтобы руководить своей страной. Он несет ответственность за президентские выборы в Беларуси, которые не были ни свободными, ни справедливыми. Словакия поддерживает граждан Беларуси», - заявил глава словацкого МИД Иван Корчок.

Но одно дело - не признавать Лукашенко президентом, другое – признать им Светлану Тихановскую. Те же словаки отказались от такого шага, посчитав его слишком радикальным.

В Минске надеются, что сейчас Европа воздержится от резких шагов, примет какую-нибудь декларативную резолюцию – и тем самым внесет значительный вклад в превращение белорусского электорального протеста в поствыборную апатию. После этого солнце на оппозиционном болоте окончательно сядет.

Источник